Миры фантастики
Вс, 21.10.2018, 07:34
Календарь
«  Октябрь 2018  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Меню сайта

Сайт
Мобильная версия
Кнопка графической карты сайта
SafeWeber.ru GlavBoard.ru доска объявлений

Орфография
Система Orphus

Сообщества сайта

RSS-подписка

Подписка на Миры фантастики по Email


Облако тэгов

Мини-чат
 
200

Форма входа

Поиск

Категории раздела
Структура сайта [6]
Добавление новых страниц, сервисов и т.п.

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 13

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Архив записей

Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Сайт Романтики.ру
  • Сайт Хобби-лэнд

  • 
    Логотип Мир фантастики


    Миры, созданные советскими писателями-фантастами


    

    Прочие произведения


    Разные произведения, не вошедшие в авторские циклы
    (в скобках указаны альтернативные названия произведений, под которыми они издавались в разные годы)


    Нарисованные герои

    («лоскутная» повесть, 2003г.)

    Повесть, состоящая из набросков, фрагментов, черновиков ненаписанных ранних повестей и рассказов автора, перемежающихся воспоминаниями о послевоенном детстве, друзьях и встречах.

    Многие события, герои и сцены из них вошли в другие, завершённые повести, романы и рассказы.

    Фрагменты, вошедшие в повесть:

    Облака возвращаются с запада (Орден цветущего шиповника)
    Повесть о мальчишках послевоенной поры, прообразом которых стали старшие приятели автора. Действие повести разворачивается в 1946-47 гг. Всего было много в ребячьей жизни: дружба, игры, происшествия в школе, работа по заготовке дров для госпиталя, приём в пионеры…

    Герои этой повести, мальчишки по прозвищам Ноздря и Кнаббе, фигурируют также в повести "Тень Каравеллы". История Митьки Вехова, которого "забыли" принять в пионеры, напоминает похожую историю Вальки Бегунова ("Валькины друзья и паруса").

    Преодоление
    В этом фрагменте автор размышляет о детстве, как череде преодолений самых разных страхов и сомнений, выпадающих ребёнку. В фрагменте звучат эпизоды неопубликованного рассказа "Пояс Ориона"

    Секунда на размышление
    Наброски повести о двенадцатилетнем Лёньке Седых. Отец Лёньки, шофёр, погиб, спасая выскочившего на дорогу малыша. И перед Лёнькой встаёт серьёзный вопрос: а как он бы повёл себя в такое мгновение, когда в секунду нужно решить — жить самому или умереть, чтобы жил другой?

    Позднее таким вопросом будут мучительно задаваться герои трилогии "Острова и капитаны" Толик Нечаев и Миша Гаймуратов (Гай). А сюжет с отцом, погибшем в автокатастрофе, спасая выскочивших на дорогу детей, появится в повести "Трое с площади Карронад".

    Путешественники не плачут
    Набросок повести о потерявшем родителей мальчишке Игорьке, которого приютил дядя-охотовед, состоящая из трёх рассказов: "Лось ударит копытом" (о том, как Игорёк, горюя о маме, постепенно возвращался к нормальной жизни), "Путешествие будет опасным" (о дальнейших приключениях Игорька, отправившегося с дядей и его друзьями в серьёзную экспедицию) и "Три патрона (Последний патрон, Патрон)" (о том, как Игорёк спасал своего дядю — Сергея, раненного в тайге).

    В этой повести впервые появились размышления о Дороге, позднее развёрнутые в циклах «В глубине Великого Кристалла» и «Легенды и были Безлюдных Пространств». А сюжет о мальчишке, сигналившем пароходу с помощью костра, разожжённого с помощью пороха из патрона и сломанного фонарика вошёл в повесть «Та сторона, где ветер».

    Стеклянные паруса
    Наброски повести с сюжетом "книги в книге" о мальчике Славке, мечтавшем о море и придумавшем сказку о юном стеклодуве Прошке, создавшем чудесный стеклянный кораблик.

    Сюжеты и герои набросков отслеживаются в других повестях автора: "Трое с площади Карронад" — мальчик Славка, мечтавший о море и Севастополе и оказавшийся там, и постепенно становившийся для города своим; "Сандалик" — опасное путешествие мальчишки по границе скал и прибоя, чуть не закончившееся бедой; "Граната" — игра в войну в Херносонесе, мальчишка-"пулемётчик", сцена с колоколом на башне (колокола на башнях, как символ Времени появляются и в повести «Оранжевый портрет с крапинками»), дружба главного героя-мальчишки с соседской девочкой, носившей обед деду-рыбаку (в набросках — отцу), история с черепахой-карретой; "Хронометр" — ссора главного героя-мальчишки с "атаманом" ребячьего отряда из-за своей "трусости"; «Ковёр-самолёт» — девочка Ветка и история с мальчиком Санькой, который обещал маме до её приезда не сходить с крыльца, поэтому, чтобы Санька не нарушил слово и не вступил на землю, его друг Виталька отнёс Саньку домой на себе (в набросках девочка Лена "отвезла" на себе друга Серёжку к морскому камню, потому что тот дал слово не купаться); "Мальчик со шпагой" — история о том, как мальчишка должен был отправится с дядей-археологом в Севастополь (в повести история звучит в негативном ключе — дядя оказался порядочной скотиной и поездка с ним не состоялась, в фрагменте археологом был знакомый матери, с которым герой повести Славка всё-таки побывал в Севастополе); «Дырчатая Луна» — сюжет с чуть не утонувшей девочкой, нога которой застряла в камнях и бросившемся ей на помощь мальчишке, которому строго-настрого запретили купаться без взрослых. А сюжет со "стеклянными историями" и значком, с которым связан сюжет, напоминает повесть "Стеклянные тайны Симки Зуйка". Можно даже вспомнить «Та сторона, где ветер» — Илька с радостью избавляется от жаркой суконной школьной формы в жаркий день, влезая в "летнюю униформу", как и герой набросков Славка.

    Камень и Каравелла
    В этой фрагменте автор рассказывает о неоконченных повестях о мальчишеской дружбе и мечтах. "Камень с берега моря" — незаконченная повесть о придуманной мальчишками-соседями морской игре, из которой позже "выросла" повесть "Тень Каравеллы". "Золотое семечко" — незавершённая повесть о девятилетнем Витальке, подружившемся с аспирантом Борисом, научившим его смелости и дружбе…

    Некоторые сцены из повести "Золотое семечко" вошли в другие произведения автора: беседа Витальки и Бориса, решившего сфотографировать мальчишку превратилась в знакомство Кирилла и Деда в повести «Колыбельная для брата», а сны Витальки про "африканский поезд" перекочивали в «Та сторона, где ветер». И в этой повести вновь зазвучала тема Дороги…

    Деревянный кинжал
    Неоконченная фантастическая повесть. Разочарованный в друзьях Владислав находит в газете объявление о необычном такси: машина готова доставить клиента не только в нужное место, но и в нужное время. И Владислав отправляется во времена своего детства, когда был он десятилетним Славкой…

    Сюжет о деревянном кинжале — символе ребячьей отваги и чести, позднее вошёл в повесть «Дети синего фламинго», а сюжет о мальчишечьей тайне, в которую нагло и бесцеремонно влезли взрослые, звучит так же в повести «Валькины друзья и паруса».

    Колыбельная-2
    Фрагмент повести, которая должна была стать продолжением повести «Колыбельная для брата», повесть о неприкаянном мальчишке Лёньке, которому юный экипаж "Капитана Гранта" стал второй семьёй.

    Элементы повести позже вошли в трилогию "Острова и капитаны" и повесть "Журавлёнок и молнии".

    Гнездо Нептуна
    Фрагменты фантастической повести о дружбе космонавта, волею случая попавшего на морскую энергитическую станцию и жившего там мальчишки-сироты, родственника кого-то из учёных. В этом же фрагменте автор рассказывает и о других ненаписанных повестях и рассказах, в том числе повести "Ко мне, мушкетёры!" о съёмках ребячьего фильма.

    Образ живущего на научной станции мальчишки, родственника одного из учёных (потому что мальчика некуда девать) позднее проявился в образе Витьки Мохова, внука директора обсерватории "Сфера" в цикле «В глубине Великого Кристалла», а история съёмок ребячьего "мушкетёрского" фильма звучит в романе "Мальчик со шпагой".

    Оруженосец Кашка

    (повесть, 1965г., экранизирована: т/сп-кль "Оруженосец Кашка", спектакль считается утраченным)

    В пионерлагере "Синие камни" проводят турнир лучников. Каждому стрелку достался оруженосец из октябрят младших отрядов. Семикласснику Володе достался семилетний Кашка (Аркаша Голубев). Поначалу тихий и послушный Кашка не очень-то понравился Володе, но постепенно росла между ними симпатия, перешедшая в дружбу.

    Финал повести, в которой Володя вынужден сделать нелёгкий выбор: сразу поехать из лагеря домой, где предстоит встреча со знакомой девочкой Надей или поехать в гости к Кашке напоминает финал повести "Тайна пирамид", где Женька Воробьёв так же должен выбрать: ехать в Крым или ехать в Москву с маленьким другом Юркой, которому он обещал эту поездку.

    Палочки для Васькиного барабана

    (маленькая повесть, 1963г.)

    Второклассника Васю не берут в поход, хотя ребята из краеведческого кружка и обещали. Говорят, что маленький ещё, ничего не умеет, устанет, будет хныкать, испугается чего-нибудь. Но Вася вовсе не трус, хотя и боится всяких червяков и гусениц. И в конце концов ребята всё-таки взяли его, назначив барабанщиком. Вот только когда пришла пора барабанить, играя подъём, оказалось, что у Васи нет палочек. Но он их не потерял, он их сжёг. Сжёг, чтобы не дать погаснуть костру на ночёвке, ведь новый разжечь нечем — кончились спички.

    Переулок капитана Лухманова

    (роман, 2013г.)

    Однажды весной 1946г. десятилетний Костик Удальцов подружился с одноклассником Валей Федорчуком. Валя приехал в Тюмень из Севастополя и "заразил" друга любовью к кораблям. И однажды друзья решили устроить гонки сосновых корабликов в огромной луже, каждый год разливавшейся в старом переулке. К друзьям присоединились другие ребята и появилось ребячье братство — "Тайный Экипаж Корабельщиков", а переулок назвали в честь капитана Д.А. Лухманова, книга которого оказалась у Вали. Ребята повзрослели, обзавелись детьми, а потом и внуками, жизнь ракидала друзей, и постепенно забылся обычай весенней "регаты". Так бы и кануло в лету ребячье братство, но однажды уже постаревший Константин Удальцов повстречал двух друзей-пятиклассников: Митю Ресницына и Машу Чешуйкину. Ребята увлеклись рассказами о "корабельщиках" и старом капитане. И решили возродить обычай гонок игрушечных корабликов в Лухмановском переулке. И как и тогда, к ним присоединились приятели, и вновь зазвенел от детских голосов старый переулок…

    В сюжете романа проходят параллели с повестью "Тополята": ребята противостоят чиновникам, уничтожающим под видом "благоустройства" старые тополя и зелёные лужайки в городе. Упоминается и ювенильная юстиция, от которой пострадал один из героев романа — Огонёк. А рассуждения героев о тайнах Мироздания позволяют соотнести роман с циклом "В глубине Великого Кристалла".

    Пироскаф «Дед Мазай»

    (роман, 2011г.)

    Однажды девятилетнему воспитаннику детского дома "Фонарики" Фоме (Тому) Сушкину несказанно повезло: гуляя (разумеется без разрешения) по городу, Том случайно зашёл в лотерейный павильон и выиграл… старый пароход "Трудовая слава", который когда-то, ещё до революции, назывался "Дед Мазай"! А вскоре повезло и ещё раз — Тому встретился старый капитан Поликарп Поддувало, согласившийся стать капитаном парохода. И началось для мальчишки увлекательное и полной удивительных встреч и приключений речное плавание. Вот только Том и не догадывался, какой неприятный сюрприз ждёт его впереди…

    Добрая и немного озорная история (с элементами сказки) о маленьком мечтателе. Роман можно соотнести с циклом "В глубине Великого Кристалла" (упоминается Дорога), а также повестями "Тополята" и "Переулок капитана Лухманова" (упоминается ювенильная юстиция и чиновники, "борящиеся" с зелёными насаждениями), к этом параллелям же можно отнести и упоминание об особенном "туренском тополе". Есть в романе и прямая отсылка к повести "Крик петуха": в разговоре с Томом Сушкиным его друг Юга рассказывает о книге "Легенды Дикой Пустоши", где повествуется о Церкви Матери Всех Живущих, построенной на границе между двумя когда-то враждовавшими княжествами в напоминание о вечном мире между ними (в повести о строительстве храма друзьям-Пограничникам рассказывает юный правитель одного из враждовавших княжеств Юр-Танка).

    Прохождение Венеры по диску Солнца

    (повесть, 2004г.)

    Герой повести Иван Тимохин организовал детский журнал, но слишком понадеялся на порядочность друга детства бизнесмена Стаса Махневского. И оказался банкротом… И в отчаянии позвал своего ангела-хранителя. Он и явился… Двенадцатилетний мальчишка Вовка Тарасов, год назад разбившийся насмерть на велосипеде… Вовка устроил всё как надо — дела завершились с минимальными потерями, но… Вовке пора уходить… Но Иван, привыкший (как и его жена Лидия) к маленькому ангелу (ведь вёл-то он себя, как обычный ребёнок) понял, что не хочет отпускать Вовку в иной мир. И отчаянное желание Ивана отменило смерть Вовки и подарило ему новую земную жизнь… И Вовка вновь стал обыкновенным мальчишкой…

    Добрая и немного грустная повесть со счастливым концом. Повествование ведётся от первого лица. Повесть является "книгой в книге" (даже, скорее, это "книга в книге в книге"): на её страницах звучит повесть "Паровозик и волшебное зеркало", написанная героем повести Иваном Тимохиным по воспоминаниям детства. И с героями которой Иван и Вовка встречаются в реальной жизни. А на страницах повести "Паровозик и волшебное зеркало" в свою очередь звучит сказка о волшебном зеркале, которую сочинил герой повести, мальчик Боря по прозвищу Брис. В повести есть пересечения с другими произведениями автора: рассуждения о многомерных мирах, тайнах Вселенной и загадках времени связывает повесть с циклами «В глубине Великого Кристалла» и «Легенды и были Безлюдных Пространств», а сюжет с отменой смерти Вовки (он всё же разбился на велосипеде, но не насмерть) напоминает сюжет повести "Полосатый жираф Алик": тоскующие по оставленным родным ребята отменяют собственную гибель, вернувшись в земную жизнь.

    Прыгалка

    (повесть, 2010г.)

    Двенадцатилетний Марко Солончук и его друзья живут в приморском посёлке Фонари, ставшим предметом спора между бывшими республиками распавшегося единого государства. Однажды Марко нашёл на обрыве старинную статуэтку. Частично разбитая статуэтка изображает танцующую девочку. Но ребята быстро догадались — девочка не танцует, а прыгает через скакалку. Так её и прозвали — Прыгалка…

    Повесть "сопутствует" циклу "В глубине Великого Кристалла": действие происходит на "соседней Грани", там же, где действуют персонажи романов "Ампула Грина", "Лужайка, где пляшут скворечники" и повестей "Кораблики" и "Рассекающий пенные гребни", в повести также говорится о параллельных пространствах, энергии Времени и пр. Есть параллели и с другими произведениями автора: упоминается грод Льчевск ("Взрыв Генерального штаба") и Союз Свободных Городов ("Ампула Грина" и "Бабочка на штанге"), история со статуэткой вызывает ассоциации с романом "Бронзовый мальчик", сон Марко о его путешествии с Прыгалкой в древний город напоминает игру Сани-Сандалика с Одиссеем в Херсонесе ("Сандалик"), а самом облике города возникают мотивы Нездешнего Города, звучащие во многих произведениях автора. А змей, которого запускают ребята Города, чем-то напоминает "лап" Лыша ("Ампула Грина"). Сюжеты с Луной вызывают ассоциации с "лунной магией" в повести "Золотое колечко на границы тьмы", а незримые струны, которые ощущают Марко и Юнка, отсылают к трилогии "Голубятня на жёлтой поляне".

    Рассекающий пенные гребни

    (повесть, 1998г.)

    Однажды одиннадцатилетний пятиклассник (и юнкор газеты "Посейдон Ньюс") Оська Чалка встретил в парке мальчишку со странным именем Норик. Оказывается Норда Илькина "в честь" северного ветра назвал отец, бывший строевой офицер и геолог. Но отец ушёл из семьи, разочаровавшись в слишком мягком и романтичном характере сына ("мне такой сын не нужен!"), и Норика воспитывает мать. Но у Норика случилось горе — мать, участвовавшую в акции протеста против отправки новобранцев в "горячие точки", арестовали… Норик загадал, что если выиграет проводившиеся в парке гонки игрушечных клиперов, то маму освободят. Но по нелепой случайности проиграл… И Оська решает помочь новому другу, рассказав, что желание сбудется, если выполнить опасный ребячий ритуал, связанной с необычной церковью, Николой-на-цепях. Там, в церкви, ребята познакомились со старым церковным сторожем по прозвищу Сильвер. В сторожке Сильвера ребята увидели ростру (носовую фигуру) с парусника, изображавшую мальчишку. И Сильвер рассказал им историю о паруснике "Даниэль", названном в честь маленького французского барабанщика, спасшего капитана парусника от расстрела. Ребята договорились вновь встретится у Сильвера, чтобы узнать всю историю до конца, но на следующий день Норик пропал…

    Повесть связана с циклом "В глубине Великого Кристалла" — в ней упоминаются параллельные пространства, а действие в ней разворачивается на "соседней грани" (там же, где действуют и герои повестей "Сказка о рыбаках и рыбках", "Застава на Якорном поле", "Гуси, гуси, га-га-га!", в городе Византийске — "параллельном" Севастополе). В повести есть отсылки и к другим повестям: упоминается город Старотополь и церковь с корабликами (как и в повести "Кораблики", где действие тоже разворачивается в Византийске), город Краснохолмск (повесть "Лоцман"), Йосская область и йосские повстанцы, а также "вольный город Льчевск" (повесть "Взрыв генерального штаба"), "горячая точка" Саид-Хар (повесть "Лужайка, где пляшут скворечники"). А двое героев повести — Бориска и Вовчик — мастерят из бутылок "машину времени", очень напоминающую "осевой хронометр доктора Комингса" из повести "Выстрел с монитора". Повесть является "книгой в книге": внутри основного сюжета звучит рассказ "Солнце в дыму", о маленьком французском барабанщике Даниэле Дегаре, по сюжету написанный одним из героев повести — журналистом Ховриным.

    Семь фунтов брамсельного ветра

    (роман, 2000 - 2003гг.)

    Однажды на двенадцатый день рождения Жене Мезенцевой подарили коллекцию монет. Семь английских монет в 1 фунт стерлингов с изображениями парусных кораблей, отчеканенных на острове Джерси. Эти монетки стали талисманами для Жени и её друзей: Лоськи (Севы Мельникова), Люки (Лючии Ментаевой), Пашки Капитанова, Ника (Никиты Стаканова), Томчика (Толи Морозкина), Игоря Карцева. "Корабельного братства", как навали себя ребята. И много раз придётся им испытать крепость своей дружбы. Снимая любительский фильм по рассказу А. Грина "Гнев отца", отстаивая Дворец детского творчества, где решил разместить свою резиденцию генерал — Полномочный Представитель Центра, разгадывая тайну дискеты, оставшейся Жене от отца, погибшего офицера ГАИ. И погибшего не случайно, как предполагает старший брат Жени Илья. И переживая вместе с Женей предательство человека, считавшегося другом Сергея Мезенцева…

    Глубкий и серьёзный роман о дружбе, верности и первой детской любви. Повествование ведётся от первого лица (от лица Жени). Повесть не фантастическая, но, тем не менее, имеющая отсылки к циклам «В глубине Великого Кристалла» и «Легенды и были Безлюдных Пространств»: рассуждения Ильи о множественных и параллельных мирах, многовариантности событий, Вселенском Разуме, беседы Пашки и Жени, фантазирующих о способах путешествий между параллельными мирами, прогулки Жени и Лоськи по пустырю, напоминающему Безлюдные Пространства. Есть отсылки и к другим повестям: картина "Город Мишки Дементьева", написанная знакомым ребят, старым художником и моряком Евгением Ивановичем Ступовым, изображающую Тюмень, но не совсем "настоящую", а "преломлённую" фантазией художника, напоминает картину с Незнакомым городом, увиденную Васей Перепёлкиным, узнавшим в нём родной Осинцев, но не "настоящий", а "преломлённый" ("Колесо Перепёлкина"), сцена, в которой Женя, Люка и Ник защищают одноклассника, хулигана Буля (Федю Булыскина) от несправедливого обвинения в "телефонном терроризме", напоминает аналогичную сцену в повести "Журавлёнок и молнии", где Журка (Юра Журавин), Ришка (Ира Брандукова) и Горька (Горислав Валохин) защищают одноклассника, двоечника и хулигана Граблю (Борю Сухорукова) от несправедливого обвинения в воровстве. И сама Женя чем-то неуловимо напоминает Юлю Молчанову ("Оранжевый портрет с крапинками"). В повести часто упоминается придуманная автором книга "Фрегат «Виола»" — это, судя по всему, отсылка к роману-справочнику автора "Фрегат «Звенящий»". Повесть является "книгой в книге": в ней звучит рассказ отца Жени, Сергея Мезенцева, "Говорящий скворец Игорёша" и сочинение самой Жени, в котором она рассказывает о друзьях и своих переживаниях о несправедливостях в жизни. В повести так же часто упоминается рассказ А. Грина "Гнев отца".



    

    Произведения в жанре фантастики, фэнтези и сказки (имеющие элементы сказки в сюжете) выделены.

    Песня "Прощайте, скалистые горы", о которой упоминается в повести "Семь фунтов брамсельного ветра", как о любимой песне одного из главных героев — Пашки Капитанова.
    (муз. Е. Жарковский, слова Н. Букин, исп. БДХ)

    Ваш браузер, к сожалению, не поддерживает работу с внедрёнными объектами.

    Танго "Рио-рита" военных лет, упомянутое в повести "Синий треугольник" и упоминаемое во многих (в том числе и автобиографических) произведениях В.П. Крапивина, действие которых разворачивается в послевоенные годы.

    Ваш браузер, к сожалению, не поддерживает работу с внедрёнными объектами.

    Военные песни, исполнявшиеся для ветеранов на День ВМФ героем повести "Прохождения Венеры по диску Солнца" Матвеем Гранатовым (Карузой-Лаперузой)

    Священная война (Вставай, страна огромная)
    (муз. А.В. Александрова, слова В.И. Лебедева-Кумача
    исп. Ансамбль им. А.В. Александрова

    Ваш браузер, к сожалению, не поддерживает работу с внедрёнными объектами.

    Уралочка
    (муз. А.И. Хачатурян, слова Г. Славин

    Ваш браузер, к сожалению, не поддерживает работу с внедрёнными объектами.

    Вечер на рейде (Прощай, любимый город)
    (муз. В.П. Соловьёва-Седого, слова А.Д. Чуркина
    исп. БДХ, солист Серёжа Парамонов

    Ваш браузер, к сожалению, не поддерживает работу с внедрёнными объектами.

    Северо-Западный фронт (Пушки молчат дальнобойные, Наша военная молодость)
    (муз. М.И. Блантера, слова М.В. Исаковский
    исп. Ю.А. Гуляев

    Ваш браузер, к сожалению, не поддерживает работу с внедрёнными объектами.

    Севастопольский вальс
    (муз. К.Я. Листов, слова Г.Л. Рублёв
    исп. В.А. Бунчиков

    Ваш браузер, к сожалению, не поддерживает работу с внедрёнными объектами.

    Заветный камень (Севастопольский камень, Черноморская легенда, Последний матров Севастополь покинул, Камень Севастополя)
    (муз. Б.А. Мокроусов, слова А.А. Жаров

    Ваш браузер, к сожалению, не поддерживает работу с внедрёнными объектами.
    Треки предоставлены только для прослушивания в качестве иллюстрации к статье!

    Назад стр1 стр2 стр3 Вперёд
    

    © Дизайн контентного блока, текст статей и аннотаций: Mich

    Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования